207255uni460_bwПубликация любого рейтинга оставляет после себя много вопросов, которые, как правило, сводятся к четырем большим:

  • Во-первых, кто и почему способствовал появлению именно такого рейтинга, учитывающего именно эти свойства ранжируемых объектов? Какова философия и идеология, которые его легитимируют, и каковы группы академических интересов, которые за этой идеологией стоят?
  • Во-вторых, определивших с общей идеологией, мы остаемся с вопросом, почему он составлен именно из этих, а не каких-то других шкал, и почему агрегация произведена именно так, как она произведена. Что было бы, если бы шкалы и методы агрегации были заменены альтернативными? Здесь обычно присутствует много кажущихся на первый взгляд сугубо техническими решений, которые, однако, могут полностью изменить результат ранжирования.
  • В-третьих, что определяет высокие или низкие оценки конкретного университета по данным шкалам? Являются ли они результатом неэффективного менеджмента и недостаточных усилий со стороны преподавательского состава, или отражением каких-то объективных условий, в которых находятся университеты? Если верно второе, то справедливо ли их использовать в целях поощрения или наказания?
  • В-четвертых, какие стимулы для университетов данная система ранжирования создает? Какое поведение со стороны организации оно поощряет, и является ли это поведение желательным с точки зрения поддержания тех качеств в университетах, которые составители рейтингов желали бы в них видеть?

Как работают университетские рейтинги? Зарубежный опыт исследований

Эмпирические исследования на все эти темы проводились очень неравномерно: этнографических или исторических исследований процессов возникновения рейтингов практически не существует (в изобилии лишь общие осуждения рейтингов как порождений неолиберализма и карцеральной цивилизации). Исследований, объясняющих, что стоит за успехами отдельных университетов, также нет. По контрасту с этим, литература, техническим процедурами составления отдельных мировых рейтингов обширна, и, к счастью, начали появляться работы, посвященные эффектам их функционирования. Зарубежные источники по всем этим темам обсуждаются в препринте Анастасии Кинчаровой.

Анастасия Кинчарова. 2013. Методология мировых рейтингов университетов: состояние и критика. Препринт. Санкт-Петербург.

Как работают университетские рейтинги? Российский опыт исследований

Несмотря на то, что за последние годы было на русском опубликовано не менее десятка национальных рейтингов университетов, российский опыт с рейтингами практически не исследовался. В следующем докладе Анастасии Кинчаровой (прочитан 27 марта в НОЦ PAST) российский опыт составления рейтингов рассматривается в свете мирового опыта их критической оценки.

Материалыаудиопрезентация.

В докладе Михаила Соколова (прочитан 28 марта в НОЦ PAST) исследовались факторы, которые приводили к успеху отдельных университетов в одном отдельно взятом рейтинге, опубликованном Министерством образования и науки в прошлом году и уже ставшем основанием для решений и слиянии и поглощении вузов. В докладе был представлен анализ данных о структурных детерминантах положения отдельных университетов в российских рейтингах (характеристик региона, времени основания, профиля) в свете информации о более широких чертах эволюции систем российского и советского высшего образования (паттерны миграции, концентрация академического персонала, характеристики спроса на образовательные услуги). Анализ продемонстрировал, что (а) положение вуза в значительное мере детерминировано типом, к которому он принадлежит (шансы медицинского вуза стать эффективным превосходили шансы педагогического в 20 с лишним раз), а также типом региона; (б) способ агрегации результатов по разным шкалам, использованный министерством, дал результаты, существенно отличающиеся от тех, которые получаются при применении более традиционных и осмысленных методов.

Материалыпрезентация.